Google нас отупляет? Часть 2

Предлагаем вашему вниманию вторую часть перевода статьи Николаса Карра о влиянии Google на мышление людей. Процесс приспосабливания к новым интеллектуальным технологиям отражается в метафорах, которые используют люди. Когда изобрели механические часы, то люди думали, что мозг работает также регулярно. Сегодня мы думаем, что мозг работает как компьютер. Но нейробиология говорит нам, что изменения происходят намного глубже, на биологическом уровне. Влияние Сети не ограничивается компьютерами. Традиционные СМИ приспосабливаются к новым ожиданиям аудитории. Телевизионные программы добавляют бегущую строку и выскакивающие объявления, а газеты и журналы сокращают свои статьи, чтобы их было легче рассматривать.
Оцените:


В то время, как Ницше начал использовать свою пишущую машинку, серьезный молодой человек по имени Фредерик Уинслоу Тэйлор (Frederick Winslow Taylor) принес на сталеплавительный завод Мидвейла в Филадельфии секундомер и начал ряд экспериментов. Он нанял группу рабочих, усадил их за работу на различных машинах обработки металлов и рассчитал их каждое движение так же как операции машин. Таким образом, он создал ряд точных инструкций, или алгоритм, как сказали бы сегодня, того, как каждый работник должен работать. Служащие критиковали новый режим, утверждая, что он превратил их в автоматы, но это повысило производительность завода.

Спустя сто лет после изобретения парового двигателя, промышленная революция, наконец, нашла свою философию и своего философа. Система Тейлора стала популярной во всем мире. Ища максимальную скорость, максимальную производительность, и максимальную продуктивность, владельцы фабрики использовали исследования времени и движения, чтобы организовать работу. Эта система используется до сих пор. И теперь, благодаря власти инженеров вычислительной техники, система Тейлора управляет и сферой ума.



Штаб-квартира Google в Маунтин-Вью, Калифорния является церковью Интернета, а все, что там происходит – это религия, пишет Taylorism. По словам руководителя компании Эрика Шмидта (Eric Schmidt), Google является компанией, которая основана на науке об измерении, она стремиться систематизировать все, что делает. То, что Тэйлор сделал для работы руки, Google делает для работы ума.

Компания объявила, что ее миссия состоит в том, чтобы «организовать информацию в мире и сделать ее универсально доступной и полезной». В компании стараются создать «прекрасную поисковую систему», которая «точно понимает, что вы хотите, и дает вам это». С точки зрения Google, информация - это своего рода товар, утилитарный ресурс, который может быть добыт и обработан с индустриальной эффективностью. Чем больше есть информации, к которой мы можем получить доступ, и чем быстрее это происходит, тем продуктивнее мы мыслим.

Сергей Брин (Sergey Brin) и Ларри Пейдж (Larry Page), молодые люди, которые основали Google, часто говорили о желании превратить их поисковую систему в искусственный интеллект, машину, которая могла бы быть связана непосредственно с нашими мозгами. Несколько лет назад Пейдж сказал, что окончательная поисковая система – это нечто такое же умное как люди — или даже умнее. Такое стремление - естественное, даже замечательное, для пары математиков с большим количеством денег и малочисленной армией программистов.

Но их предположение, что было бы лучше, если бы наши мозги были дополнены или даже заменены искусственным интеллектом, тревожно. Человеческий мозг - только устаревший компьютер, который нуждается в более быстром процессоре и более крупном жестком диске.

Мысль, что наши умы должны действовать как высокоскоростные машины обработки данных, не только лежит в основе Интернета, но является правящей бизнес-моделью Сети. Чем быстрее мы просматриваем Сеть, тем больше ссылок мы нажимаем, страниц просматриваем и тем больше возможностей у Google и других компаний собрать информацию о нас и накормить нас рекламными объявлениями. Эти компании меньше всего заинтересованы, чтобы поощрить медленное чтение и сконцентрированную мысль.
Возможно, об этом не стоит так беспокоиться. Сократ когда-то оплакивал развитие письма. Он боялся, что люди станут забывчивыми, если будут записывать, а не запоминать. Сократ ошибся, он не мог предвидеть те способы, которыми письмо и чтение будут распространять информацию, поощрять новые идеи, и расширять человеческие знания (если не мудрость).

Появление печатной машинки взволновала итальянского гуманиста Хиронимо Скуаркиэфико (Hieronimo Squarciafico). Он боялся, что легкая доступность книг приведет к интеллектуальной лени, сделает людей «менее прилежными» и ослабит их умы. Другие утверждали, что дешевые книги подорвут религиозную власть, унизят работу ученых и писцов, распространят мятеж и распущенность.

Преподаватель Нью-Йоркского университета Клай Ширки (Clay Shirky) отмечает, что некоторые аргументы были полностью правдивыми, но фаталисты были неспособны вообразить все преимущества печатного слова.

Возможно, те, кто осуждают критиков Интернета, будут правы. Но глубокое, внимательное чтение необходимо не только для того, чтобы получить знания от автора, но и для создания собственных ассоциаций, выводов и аналогий, что способствует появлению собственных идей. Глубокое чтение, как Мэриэнн Уолф утверждает, неотличимо от глубоких взглядов.
Оцените:

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте