Почему Google сделала Chrome своим главным продуктом?

Google Chrome — это самый главный продукт для Google. Именно потому, что операционная система очень скоро окажется частью браузера. Да, именно, так — а не наоборот.

Оцените:

Осталось всего семь лет?


Microsoft «заработала» несколько антимонопольных разбирательств у себя на родине и штраф в $2314.5 млн от Евросоюза (в интервале 2004-2008 гг.) - всё потому, что разработчики утверждали, что изъять браузер из состава ОС очень сложно. Однако для Google это может стать невозможным в прямом смысле слова. Недавно Патрик Пичетт (Patrick Pichette), финансовый директор Google, на вопрос о Google Chrome ответил, что «если пользователи приняли наш браузер — они не переходят на сайт Google, чтобы воспользоваться поисковиком, а пользуются Omnibox для ввода поискового запроса." Но что вы будете делать — когда и операционная система, и браузер будут одним целым в прямом смысле этого слова? Когда сервисы Web 2.0 и все исполняющие элементы «облачной» инфраструктуры будут располагаться удаленно, а на устройстве, за которым работает пользователь останутся лишь модули графической оболочки. Когда поисковый сервис станет неразрывным целым с софтом. Когда операционная система станет синонимом браузера. И даже больше - когда Chrome OS станет одним из компонентов браузера Google Chrome. Да-да, именно так, а не наоборот. Хотя для слуха такое положение дел кажется противоестественным. Но до Дж.Р.Р. Толкиена никому в голову не пришло бы говорить «зеленый большой дракон», любой сказал бы — «большой зеленый дракон». Так что Сергей Брин и Ларри Пейдж вполне могут претендовать на то, чтобы рассказать нам свою версию сказки о прекрасном цифровом мире. Когда более чем 35 лет назад компания Microsoft начинала свое движение на рынок, IBM рассматривалась не иначе, как монополист. Но не прошло и двадцати лет, как уже деятельность Microsoft рассматривалась под увеличительным стеклом антимонопольной службы США. Учитывая время нахождения Google на рынке, можно предположить, что до превращения в монополиста веб-технологий у компании осталось всего семь лет?



Новое око Саурона


Хотя лозунгом Google является фраза Don't be evil (Не сотвори зла), мы все знаем, какими именно намерениями выстилается дорога в ад. В частности, достаточно вспомнить скандал с хранением перехваченных по Wi-Fi данных, а также инвестиции в компанию Recorded Future (находящуюся фактически под патронажем ЦРУ), которая на основании оцифрованных данных в режиме реального времени не только обновляет записи о действиях наблюдаемых объектов, но и пытается предсказать их дальнейшие поступки. С другой стороны, как гласит закон бритвы Хэнлона «Никогда не относите к злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью». Гайки закручивают не потому, что это собирались делать. Сегодня в Google подошли к точке, когда корпоративны амбиции являются не отражением окружающего мира, а становятся попыткой поменять его в нужную сторону. И факт успеха Google в этом направлении будет зависеть исключительно от того, насколько качественная анестезия будет сделана обществу, чтобы поля зрения сузились настолько, чтобы не видеть глаза Большого Брата. Или может быть — все же око Саурона?



Испугаются ли пользователи?


Когда по телевизору показывают телефон под управление Android OS и со значением говорят: «Технологии Google» у обычного потребителя Google начинает восприниматься не как «те разработчики, которые придумали гуглить», а как корпорация, производящая электронные товары, наравне с Intel или Samsung. Но большинство упускает, что наша работа в сети — это мы. Что думаем, наши требования, что выбираем, что хотим, наши отношения, социальный статус и так далее. В конце концов, пользователи могут сами встать на защиту своего «поработителя». Ведь Google, накапливая данные, делает работу все более и более удобной (зная интересы, улучшаются результаты поиска). Тем кто не верит, достаточно посмотреть, с каким воодушевлением заносят конфиденциальную информацию о себе в «карточку учета» социальной сети. И бесплатные сервисы могут стать вполне серьезной цепью, которая не позволит сбежать в альтернативные решения даже тем, кто этого захочет. Как отметил Никеш Арора (Nikesh Arora), главный исполнительный директор Google: «сегодня компания имеет 120 млн пользователей — и 40% добавилось за прошлый год. Так что стратегия Chrome работает». И добавил, что было обнаружено, что "маркетинг заканчивается там, где предлагается эквивалентная или лучшая функциональность. Так что от нас стоит ожидать того, что управлять Chrome мы будем стратегически. Потому что это не только выгодно для нас, но и влияет на многие другие продукты, которые работают как часть Chrome".


Что такое сегодня Google Chrome?


Google за 31 месяц перешла от 0.2.149.27 beta к 12.0.733.0 beta версии Google Chrome. Теперь разработчики Mozilla FireFox и Microsoft Explorer пообещали представлять новую сборку браузера каждые двенадцать недель. Google первой начала выплачивать премии в $1000 и больше за выявленные уязвимости. Баги в Flash player исправляются раньше, чем это делает Adobe. Практически каждый сайт и плагин запускается в отдельном контейнере. WebKit является основой для движка Chromium, однако на его базе строится не только Google Chrome, но и такие браузера, как ChromePlus, Comodo Dragon, RockMelt, SRWare Iron, avast! SafeZone Browser, Nickel Browser и некоторые другие (и список их будет только расширяться). Что же касается элементов интерфейса — их в большей или меньшей степени начинают перенимать и в Mozilla FireFox, и в Microsoft Explorer. Скорость загрузки, и скорость старта одна из самых высоких — даже с десятком плагинов (pdf-вьюер и flash-плеер встроены по умолчанию). Единственный минус — это высокая скорость потребления ОЗУ. 20 открытых сайтов и 17 плагинов используют 1064 Мб оперативной памяти. Так что Google Chrome становится ориентиром для подражания у всех участников рынка.


Мы наш, мы новый мир построим… Или всё же заповедник?


Можно предположить, что в деле превращения браузера в ОС скоро появятся функции, доступные только тем, кто пользуется Chrome OS или Google Chrome. Напомню, разработчики объявили о переходе на WebM (VP8) и Ogg Theora, а также бесплатно передали лицензии на VP8 производителям порядка 20 чипов, включая архитектуру ARM. Таким образом Google изящно дистанцировался от Adobe (Flash), и от Microsoft с Apple (H.264). Интересно, как скоро пользователям иных систем будет поставлен ультиматум, вроде того, что на YouTube весь или часть контента не будет доступна? И тот факт, что в разработках Google используется «open source подход», во-первых, не говорит о том, что средний пользователь может как-то повлиять на действия корпорации, а, во-вторых, распространение исходного кода носит весьма «неклассический характер».

Оцените:

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте