Чем закончится революция планшетных компьютеров в мире?

Крейг Манди (Craig Mundie), директор Microsoft по исследованиям и стратегии, на встрече с Комитетом экономического развития Австралии (CEDA) отметил, что сомневается в перспективах планшетов. И это при том, что в Редмонде ускоренными темпами разрабатывают ОС Windows 8, основной идеей которой станет именно возможность работы на подобных устройствах. Однако так ли уж не прав Крейг?
Оцените:

Истоки успеха нетбуков


Конечно, можно задаться вопросом: чего в этом высказывании больше — трезвого взгляда на вещи или нежелания Microsoft создавать собственный планшет (после неудач с плеером Zune, смартфоном Kin One и не особенно успешным продвижении концепции Tablet PC — фактически ноутбука с поворотным экраном)? Ведь только на 2011 год экспертами прогнозируется трехкратный рост числа планшетов (с 17 до 50-60 млн шт.), а в 2012 году чуть ли не четырехкратный (с 50 до 300 млн). Однако чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить недавний бум нетбуков.
Изначально нетбуки фактически предвосхитили рынок дешевых ноутбуков с маленьким экраном, ограничениями по ОЗУ и без оптического привода. Именно это и привело к взрывному росту данной категории товара. Это потом маркетологи стали называть практически любой мобильный компьютер нетбуком — лишь бы внимание привлекало (при устройство могло стоить $1500 и иметь 4Гб оперативной памяти).
Планшеты, точно также, как и нетбуки, отразили успехи мировой промышленности по компактности и дешевизне. Только в данном случае — в массовом производстве больших сенсорных экранов, процессоров с мощным видеоядром и весьма производительных аккумуляторах.


Почему планшеты не смогут повторить успех ноутбуков


Сенсорный экран, поддерживающий функцию мульти-тач, делает работу с графическими элементами интерфейса удобной, но вот быстро печатать без клавиатуры документ на пару страниц, базу в Excel, ведомость в 1С-Бухгалерия не особо удобно.
В качестве подтверждения этой точке зрения достаточно вспомнить, что от безклавиатурного ноутбука из двух сенсорных экранов отказались Microsoft (проект Courier), Asus (модель Asustek WePC), Sony (модель Sony Vaio Contrast), The Kno от Марка Андриссена (один из создателей браузера Netscape, вложил в данный проект $46 млн), Apple (ходили весьма достоверные слухи о проекте двухэкранного Apple iPad) и многие другие фирмы.
Вспоминается наблюдение на одном из форумов: «девушка достает из кармана коммуникатор, на экране которого приклеен список покупок".


Чего же не хватает?


Крейг Манди в своей речи в Сиднее указал на очень важную грань — есть существенное различие между понятиями «мобильный» и «портативный». С его точки зрения мобильное устройство — это то, которое можно использовать на ходу (и я бы добавил — помещается в кармане, а не в отдельной сумке, как планшет), а портативное — которое можно удобно переместить.
Да, Стив Джобс считает, что планшеты являются неотъемлемой частью эпохи пост-ПК. Руководство компании nVidia обещает смартфоны, которые будут заменять нам стационарный компьютер.
Однако во всех этих прогнозах упускается одна важная деталь — планшеты, смартфоны и прочие портативные устройства существуют именно как дополнение к настольному компьютеру, а уж никак не в виде его замены. Эпоха пост-ПК состоит не в отказе от настольных компьютерах, а в возможности строить информационную пирамиду на их основе.

Конвергенция устройств


Можно заметить, что на рынке появляется все больше разработок в виде присоединяющихся к планшету клавиатур и ноутбуков с отстегивающимся экраном. Однако пока — это две непересекающиеся плоскости.
Поэтому у планшетов только два варианта будущего: «выдавить» с рынка ноутбуки или занять достаточно узкую нишу между смартфонами и мобильными компьютерами. Чтобы случился первый вариант, обязаны произойти несколько вещей.
Во-первых, должны появиться универсальные док-станции (не надо путать их с портом-репликатором). Несмотря на массовый рынок тех же ноутбуков, док-станции оказываются несовместимыми друг с другом и слишком дорогими — от половины до полной стоимости мобильного компьютера.



Во-вторых, экран не должен быть таким большим, чтобы для работы с устройством на его основе приходилось носить отдельную сумку. Но если полупрозрачные экраны скоро появятся на прилавках магазинов (в Samsung приступили к массовому производству), то гибкие или трехмерные мониторы пока не вышли из стадии прототипов.
И в-третьих, это возможность работать с планшетом на ходу. Как со смартфоном — которым собственно данное устройство и является.
Если в ближайшие два года данные проблемы не будут решены — идея автономного сенсорного экрана будет с успехом переварена рынком ноутбуков. Который, кстати, без всяких футуристических прогнозов о смерти рынка ПК завоевал мир — в 2005 году в мире было продано больше мобильных компьютеров, чем стационарных.

Движение к линии горизонта


В идеале планшет должен стать чем-то вроде компьютерной системы класса «искусственная оболочка», наиболее ясным воплощением которой является система smart-house («умный дом»), то есть жестовое управление, самоподстройка, присутствие вокруг пользователя на каждом шагу и так далее. Когда манипулировать ИТ-системой можно через «естественные» интерфейсы (речь или жесты), а для ее ввода подойдет любое место (то есть «безразмерный» экран).
К сожалению, пока такой научно-технический прогресс не то чтобы недостижим, но крайне сложно реализуем — как технически, так и финансово. Поэтому планшеты наверняка завоюют рынок, но долго продержатся на нем не смогут. О чем, собственно, и пытался предупредить Крейг Манди.
Оцените:

Комментарии Facebook

Комментарии ВКонтакте